Нефть, медицину и образование – народу!

 
 
Уклонился от рассмотрения
08.04.2019 11:55

Запрос был направлен в суд 18 декабря 2018 года и подписан депутатами от КПРФ (100%), «Справедливой России» (85%), ЛДПР (60%).
По мнению заявителей, пенсионный закон необоснованно повышает пенсионный возраст на 5 лет для мужчин и женщин в РФ, что резко ухудшает их экономическое положение и значительно умаляет конституционное право граждан на социальное обеспечение по старости. Эти действия партии власти напрямую противоречат ч. 2 ст. 55 Конституции, которая запрещает принимать в РФ законы, отменяющие или умаляющие общепризнанные права человека.
Наличие этой статьи в Конституции является гарантом для подтверждения статуса России как социального государства, в котором законы могут только улучшать социально-экономическое положение ее граждан по сравнению с уже действующим уровнем, а не ухудшать его.
Установление в РСФСР пенсионного возраста 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин было результатом огромных социально-экономических завоеваний Страны Советов, реально, а не на бумаге, гарантирующей своим гражданам основные права и свободы, в том числе в области пенсионного обеспечения.
Кроме того, в своем запросе депутаты обратили внимание Конституционного суда на тот факт, что никакого серьезного обоснования повышения пенсионного возраста правительством не было представлено, а его заявления о повышении уровня и продолжительности жизни, улучшении медицинского и бытового обслуживания носят абсолютно голословный характер.
При этом вопрос, затрагивающий интересы буквально каждого жителя нашей страны, решался кулуарно, без всенародного обсуждения.
Что же касается трудностей бюджета, связанных с оставлением пенсионного возраста на прежнем уровне, то заявители абсолютно резонно указывали на то, что правительство настойчиво отклоняет все предложения оппозиции о введении прогрессивного подоходного налога и налога на сверхбогатых, введение которого могло бы решить все пенсионные, финансовые проблемы.
Кроме того, правительство так и не смогло обеспечить поступательное развитие российской экономики и вывод ее из затянувшегося кризиса. И теперь пытается переложить все свои промахи и некомпетентность на плечи наименее защищенных слоев населения, что напрямую противоречит основным принципам социального государства. 
К сожалению, несмотря на прямые нарушения ряда статей Конституции, допущенные «пенсионными реформаторами», Конституционный суд отказался рассматривать запрос под предлогом якобы отсутствия неопределенности в вопросе соответствия пенсионного закона Конституции РФ и подтвердил право реформаторов на его принятие, так как Конституция якобы не содержит запрета на повышение пенсионного возраста.
Это определение Конституционного суда, по нашему мнению, носит явно политический характер, так как он уклонился от рассмотрения вопроса по существу, несмотря на то, что ч. 2 ст. 55 Конституции напрямую запрещает умалять права человека, в том числе и пенсионные. Закон в РФ, к сожалению, становится слепой игрушкой в руках власть имущих, на сторону которых, по нашему мнению, уже перешли и суды, и правоохранительные органы. К сожалению, такое решение Конституционного суда наверняка приведет к дальнейшему обострению социальной напряженности в обществе, что в условиях западных санкций является просто недопустимым.
Поэтому мы не отказываемся от намерения оспорить «людоедскую» пенсионную реформу в Конституционном суде, следующие иски будут поданы гражданами, которые в 2019 году уже попали под ее действие.

В.Г. СОЛОВЬЕВсекретарь ЦК КПРФ по правовым вопросам

 

***

Конституционные судьи во главе с председателем В.С. Зорькиным, в отличие от депутатов, не увидели нестыковок с Конституцией РФ закона, который, как отмечено в запросе, «умаляет и ухудшает конституционные права нетрудоспособных граждан на назначение им социальной пенсии по старости на 5 лет позже, лишая многих из них единственного источника существования…».

В ответе депутатам КС РФ сказано, что в Конституции РФ не установлен возраст выхода граждан РФ на пенсию, поэтому принятый закон ее не нарушает. Устанавливать возраст – «прерогатива законодателя», пишут судьи КС. Они ссылаются на международно-правовые акты, Конвенцию МОТ, которые «предусматривают необходимость обеспечения по старости не позднее, чем после достижения гражданином 65 лет…», к тому же «в период с 1995 по 2017 год многие государства приняли решения о повышении пенсионного возраста до 65, а некоторые – до 67 лет». 
В многостраничном ответе судьи КС перечисляют имеющиеся меры социальной поддержки населения, хотя депутатам и так об этом известно, и они запрашивали о другом. КС РФ определил, что в положениях закона о повышении пенсионного возраста нет неопределенности, поэтому запрос депутатов «не подлежит дальнейшему рассмотрению в заседании КС РФ» и «обжалованию не подлежит».
– Не столь интересно, что Конституционный суд отклонил нашу жалобу, а то, что он отказался от дальнейшего ее рассмотрения, – подчеркивает депутат-коммунист, первый заместитель председателя комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Юрий Петрович Синельщиков, комментируя ответ КС РФ. И поясняет:
– Мы обжаловали закон о пенсионной реформе, как противоречащий статье 7 Конституции РФ, утверждающей, что наше государство социальное, и статье 55, запрещающей принимать законы, которые ухудшают положение граждан. КС, однако, говорит, что мы не привели конституционные требования, составляющие основу нашей жалобы. КС говорит, что в Конституции не прописан возраст, с которого должна наступать пенсия. А он в ней и не может быть прописан. В ней есть принципы – ухудшать положение гражданина нельзя, Россия – страна социальная. Но с введением пенсионной реформы страна превратилась в антисоциальную, так как положение граждан в ней ухудшается. По-другому эту реформу не оценил ни один рядовой россиянин. 
К этому депутатскому запросу КС, по мнению парламентария-правоведа, отнесся не так, как обычно, на редкость поверхностно, лишь бы с плеч долой:
– Суд не рассматривал вопрос в процессуальном порядке. Он рассмотрел его кулуарно, только сами судьи. Не были приглашены заявители – ни я как один из авторов обращения, ни подписавшие его представители фракций. Не было ни представителей президента, как это всегда бывает, ни представителей Верховного суда, ни прокуратуры, ни правительства… Не было дискуссии, не прозвучали мнения сторон. КС сказал, что пенсионный возраст – прерогатива законодателя… И утверждает, что изучение материалов, полученных от государственных органов, от научных организаций, показало, что закон о повышении пенсионного возраста экспертно-аналитически проработан и вполне ничего. Значит, КС сам, по-тихому, рассматривал какие-то заключения, материалы, сам всё оценивал… Это, конечно, безобразие! Это не демократическая процедура! Судьи в узком кругу, по-свойски, сидели и решали. Вот и всё.
Ю. Синельщикова возмутило, что КС пошел неконституционным путем: 
– Отказав нам, депутатам, в рассмотрении нашего запроса, КС, по сути, отказал миллионам наших избирателей. Мы ведь пошли в КС потому, что нам это поручили наши граждане. И что мы видим? КС – 16 судей, не пожелали выяснить мнение 94 депутатов. Они не пожелали с нами общаться. Это обидно и горько. Это не демократия. Это не конституционное судопроизводство, а нечто другое. И решение КС больше политическое, чем правовое. Оценки, прописанные в ответе КС, – политические.
КС занял сторону власти, и так старался быть покладистым, что даже отказался провести полноценное заседание по рассмотрению депутатского обращения. Такого Ю. Синельщиков никак не ожидал:
– Я предполагал, что могут отклонить нашу жалобу, но после полноценного обсуждения. Ведь пенсионная реформа с правовой точки зрения, с точки зрения Конституции РФ, даже в Госдуме не обсуждалась. И мы в своем обращении акцентировали внимание на конституционности принятого закона. Мы призывали КС к обсуждению, но нам в этом отказали…
Причину отказа депутат-коммунист объясняет так: 
– Не пожелали снова привлекать внимание граждан к этой проблеме. Народ вроде чуть-чуть успокоился, ну и всё, пусть и дальше будет тихо. Зачем Конституционному суду бузу устраивать? Проводить процедуры, значит, соберется пресса, телекамеры, интервью участников. Свое будут говорить представители президента, правительства, Генпрокуратуры, уполномоченный по правам человека и тому подобное. Народ снова включится в дискуссию, а власти это совершенно не нужно. Но мое твердое убеждение, КС обязан был провести обсуждение, сверить пенсионную реформу с буквой Конституции.
В Госдуме заговорили о возможности повторного обращения в КС. Ю. Синельщиков возражает:
– Нет, повторно мы обращаться не будем. В суды пойдут люди. Сейчас тысячи граждан, достигшие того возраста, когда до реформы выходили на пенсию, могут остаться без заработка, будучи уволенными по возрастному признаку, и без пенсии. На что людям жить? Они пойдут с исками в обычный суд, дойдут до Верховного суда, придут в Конституционный суд РФ с конкретными гражданскими делами. И тогда конституционным судьям не избежать толпы…

Ю.П.СИНЕЛЬЩИКОВ, первый заместитель 
председателя комитета Госдумы по госстроительству и законодательству 

 

Диспозиция КС

Запрос в КС трех фракций ГД о «пенсионной реформе»

Весьма редкая по нынешним временам ситуация – совместное обращение депутатов трех фракций Государственной думы – КПРФ, «СР» и ЛДПР о проверке пенсионной реформы. По закону такое обращение может быть инициировано не менее чем 90 депутатами. В прошлом созыве Государственной думы такое число было у КПРФ, но, поскольку адмресурс Кремля уполовинил число мандатов трех фракций и все полномочия сосредоточил в «ЕР», число 90 стало критическим. И только в результате беспрецедентного негатива, который вызвал пакет законов о пенсионной реформе, такое межфракционное согласие было достигнуто. 
Было бы странно ожидать, что Конституционный суд пойдет против реформы, которая явно была одобрена во всех сферах высшей власти. Да, смысл этой реформы с политологической точки зрения непонятен, пользы от нее даже властям не видно, реформа, на мой взгляд, нанесла мощный удар не только по авторитету власти в целом, но и конкретно по авторитету высшего должностного лица, в котором все-таки многие видели заступника и последнюю надежду. Тем не менее в продвижении пенсионной реформы высшие органы власти были едины. Так сказать, выступали единым фронтом. 
Тем не менее оппозиция может с чистой совестью сказать, что пробует использовать разные способы защиты прав граждан и тем самым оказывает влияние на политическую повестку. Были проведены весьма многолюдные митинги, которые показали, что болезненный вопрос даже летом, в разгар отпускного сезона, может собрать в душном городе большое число людей. Был инициирован референдум, который не был проведен из-за специально усложненного и запутанного законодательства и откровенных усилий по его торпедированию и саботажу со стороны избиркомов. Прошли выборы, которые показали явное падение авторитета партии власти, и только из-за противодействия и усилий, скажем так, недемократического характера по результатам выборов 2018 года в стране стало на одного, а не на трех «красных губернаторов» больше. 
Так что же Конституционный суд? 
Не претендуя на «истину в последней инстанции», я понял основную концепцию и смысл определения так: Конституционный суд не стал спорить с тем, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (ст. 55 Конституции). КС РФ даже не стал спорить с тем, что законы о пенсионной реформе ухудшают положение отдельных категорий граждан. Но, как я понял, по мнению Конституционного суда, главная задача законодателя – обеспечить функционирование пенсионной системы в целом, пусть даже и за счет ущемления интересов некоторых категорий населения. Как тут не вспомнить закон о сохранении вещества Ломоносова–Лавуазье? Если где-то что-то отнялось, то где-то что-то прибавилось. А в целом система функционирует. Температура по больнице в целом нормальная – 36,6 градуса. Бедных тысячи, богатых единицы, но средняя зарплата вполне приличная. Увы, некоторые доводы КС РФ показались мне просто натянутыми. Так, на странице 5 говорится: «В период с 1995 года по 2017 год многие государства приняли решения о повышении пенсионного возраста до 65 лет, а некоторые до 67 лет». На мой взгляд, для публицистической статьи это и подошло бы, но никак не для судебного документа. Ведь многие государства, в которых проживают в общей сложности миллиарды человек, принимают прямо противоположное решение – о снижении пенсионного возраста. И как раз это – в свете высвобождения рабочей силы – мировая тенденция. 
Ссылка на то, что «законодатель учитывал рост продолжительности жизни», – тоже очень сомнительный довод, так как продолжительность жизни в 60–70-х годах прошлого века в России была никак не меньше нынешней, и тенденции не обнадеживались. 
И так, на мой взгляд, по многим пунктам – доводы о необходимости пенсионной реформы основываются на тезисах, которые, мягко говоря, вызывают общественную дискуссию, а не на строгих научных и юридических выкладках. При этом убедительные доводы заявителей, в частности, об альтернативных путях решения проблем пенсионной системы в России, не были приняты Конституционным судом в связи с тем, что решение экономических и политических вопросов не входит в его компетенцию. 
При изучении документов КС нельзя не заметить такой парадокс: экономические доводы заявителей лежат за пределами компетенции КС, а противоположные доводы стороны правительства вполне в эту компетенцию укладываются. И по этому поставленному вопросу, как следует из резолютивной части определения, нет необходимости вынесения итогового решения в виде постановления, а достаточно лишь определения о том, что запрос депутатов Государственной думы ФС РФ дальнейшему рассмотрению не подлежит. 
На предпоследней странице содержится пассаж, который я рассматриваю как некую шпильку в адрес «Единой России» от Конституционного суда, а для нас как руководство к действию: «Депутаты и фракции (политические партии), оказавшиеся в меньшинстве, не лишены возможности как критиковать своих оппонентов, так и ставить вопрос о внесении изменений в те положения, против которых были направлены их поправки, в ходе парламентской деятельности. Парламентское же большинство, реализовав свое преимущество при голосовании, несет риск утраты электоральной поддержки и доверия избирателей ввиду возможных негативных последствий принятых законодательных решений. В этом в том числе проявляется политическая и, в частности, парламентская и партийная конкуренция, основанная на принципах народовластия, правовой демократии и политического плюрализма». 
Ну что ж, давайте последуем этому совету Конституционного суда и покажем нашим уважаемым оппонентам, что такой удар по интересам народа явно не останется неоцененным. И «суд» народа, который выносит свое решение через выборы, может быть самым строгим. 

Дмитрий АГРАНОВСКИЙ 
г. Электросталь,  Московская обл 

http://www.sovross.ru/articles/1826/43575

 
www.izhevskinfo.ru